Пекин - китайская столица, с ее древней и блестящей культурой, является одной из древнейших столиц мира и городом важного историко-культурного значения. В Пекине сохранилось множество старинных архитектурных сооружений, бывших императорских парков, древних монастырей и еще много другого, отчего туристы со всего мира приходят в искренний восторг.

   Пекин — город, строго спланированный по сторонам света. Здесь не говорят -- направо, налево. Если Вы спросите у китайца, как найти аптеку, то в ответ можете услышать нечто похожее на притчу: "Идите все время вперед на восток вдоль Северной улииы Рабочего стадиона до Северной улицы восточного третьего кольца. На перекрестке увидите дорожное заклинание: "Сначала помедли, потом осмотрись и тогда двигайся". Сверните на север, пересеките мост через реку Лян-махэ, на очередном перекрестке будет надпись: Южная улица Нового источника. Идите на запад до отеля Хуаду, дальше прямая дорога на север, потом немного на северо-восток — там и будет аптека".

   Как не бывает весны без одуванчиков, так нельзя представить Пекин без велосипедов. Журналисты окрестили Китай велосипедным королевством. Их здесь 360 миллионов. Один на трех китайцев. А вот в Пекине пропорция иная: два на троих. Они всюду. В любое время дня и ночи. Мчатся по дорожкам, отделенным от магистрали железобетонными "волнорезами", снуют в путанице узких переулков старых кварталов, вдруг возникают на пешеходной полосе. Но это лишь проба колеса. Когда приходит час пик (в Пекине его называют "гребень волны"), они идут сплошной стеной. Кто-то назвал поток на центральной магистрали Вечного спокойствия "Великой китайской стеной в движении".

   Какие только грузы не перевозят на велосипедах: огромные корзины с арбузами, поросят в сетках, телевизоры, холодильники, стиральные машины, шкафы. Велосипед может в одно мгновение превратиться в фотоателье, в газетный киоск или ресторан, где жарятся весенние блинчики.

   К услугам туристов такси и микроавтобусы (их называют здесь "мяньбао" — хлебный батон — из-за формы). Водитель в конце поездки выдает квитанцию, строго соответствующую оплаченной сумме (советуем иметь адрес, написанный иероглифами). Большинство таксистов, увы, знают лишь китайский язык. Хотя на английский язык в Пекине нынче мода.

   Пекинское метро достаточно дешево — 50 фэней (0,5 юаня), но по протяженности сильно уступает московскому (всего две линии — одна кольцевая вокруг центра, другая радиальная — западная) и закрывается метро довольно рано, в 22.40. Автобусов много, но вы должны быть готовы к давке.

   И все-таки лучший способ прикоснуться к Пекину — ходить по нему пешком, особенно по узким улочкам,  переулкам, закоулкам. Это душа Пекина.

   Если хотите увидеть символику в концентрированном виде, приезжайте в Пекин на Новый год. Но не на тот, что празднуем мы — по григорианскому календарю. Впрочем, чудеса Вас ждут и в эти дни, Китай вот уже более 80 лет официально живет по общепринятому календарю. И последние годы молодые люди ради забавы обмениваются рождественскими открытками. Рождественские гимны звучат не только в вестибюлях отелей для иностранцев, но и в домах пекинцев. А по городу в эту пору бродят Санта-Клаусы в красно-белом одеянии, предлагают рождественские свечи, сладости или мелькают красными мешками в вестибюле отеля "Великая стена", поздравляя постояльцев. Если вы встретите Царя обезьян или Благочестивого борова — персонажей обожаемого здесь классического романа "Путешествие на Запад", никто не удивится: их знают с детства. Но Санта-Клаусы? Очевидно, чтобы окончательно вписаться в китайский колорит, Санта-Клаусы устроили веселый парад в Храме Неба, где китайские императоры ежегодно в дни зимнего солнцестояния приносили жертвы.

   Но все-таки Рождество для пекинцев — скорее шутка. И любят эти утехи потому, что они напоминают пышные зрелища на празднике Весны. Так называется теперь традиционный Новый год по лунному календарю. Этот счет дней завещан предками и затрагивает жизнь и душу каждого китайца.

   Снег здесь большая редкость. Некоторые зимы случаются бесснежными. И вдруг, накануне праздника весны появляются белые хлопья. Многие таксисты в гололед ездить отказываются — слишком непривычно. Неплохо приехать весной, в апреле, когда цветет персик, вишня, дикая слива "мэйхуа", правда, может нагрянуть буря с Гоби, заскрипят песчинки на зубах, но она скоро утихнет и снова распахнется голубое небо. Для поклонников осенней погоды Пекин — идеальное место. Ранняя пекинская осень не похожа своими красками на нашу, среднерусскую. Деревья долго одеты в зеленый наряд. Только случайный желтый тополиный лист среди темно-зеленого глянца вызывает в памяти "в багрец и золото одетые леса...".

   Потом приходит пора, когда полная луна струит свой бледно-оранжевый свет на плошадь Тяньаньмэнь, пропахшую хризантемами. Подростки, сделав из велосипедов серебристую изгородь, сидят, плотно прижавшись друг к другу, и с удовольствием едят "юэбин" -- крупные "лунные" пряники со сладкой начинкой из муки нового урожая. Эти лакомства - главный символ народного праздника середины осени, который приходится на 15-й день восьмой Луны - традиционного китайского календаря. Органическая связь человека и природы — одна из самых важных черт традиционной культуры Китая. Иногда этот праздник приходится на 1 октября и совпадает с Национальным днем — провозглашением Китайской Народной Республики.

   Детей здесь называют "маленькими императорами" и в зависимости от воспитания, мироощущения, достатка вкладывают в это понятие разные оттенки - кто восхищение, кто иронию. Но так или иначе, в Китае — культ детей. И политика правительства, убеждающая каждую супружескую пару остановиться (в идеале!) на одном ребенке, лишь благоприятствует культу. Если хотите порадовать родителей, похвалите их чадо. Они действительно очаровательны (даже в 50-е годы, в пору унылого сине-зеленого однообразия, девочкам румянили щеки и надевали огромные банты).

   Рядом с клумбой на тихой улице, у третьего городского кольца, стоит доска. На ней иероглифический текст призывает родителей быть более терпимыми к детям: "Кто сказал, что у маленького маленькие заботы? Каждый ребенок безграничен, у каждого своя правда, сколь абсурдной она ни кажется иногда тем, кто умудрен опытом".

   С горы Цзиншань, самой высокой точки города, виден весь Пекин. Еще недавно отсюда было видно насколько хватало глаз серое волнение черепичных крыш одноэтажных домов. Город прятался в каменный воротник стены, которая охватывала его правильным квадратом. Только надвратные башни, похожие на ладьи, разнообразили пейзаж, да, пожалуй, еше несколько зданий и среди них трехъярусный колпак алтаря неба, облитый синей глазурью, да верхушка отеля "Пекин" выделялись на этом фоне. В традиционном представлении китайца земля имела форму квадрата, отсюда квадратные стены, в которые одевали пекинские кварталы.

   Когда будете гулять по старым переулкам, обратите внимание: перед некоторыми домами стоит каменная  стенка. Это защита от чертей. Они, оказывается, ходят только по прямой. И обязательно расшибут себе лоб, если захотят проникнуть в дом. В старину повар отказывался работать в кухне, если из двери прямиком был виден выход на улицу. Изогнутая кровля китайской крыши тоже мешает злым духам проникнуть в дом.

   Одна из особенностей Пекина — строгая геометрия его планировки. Знаменитая пекинская ось с юга на север: ворота Уяньмэнь — площадь Тяньаньмэнь — музей Гугун, бывший императорский дворец — башня Барабана — башня Колокола.

   Древние китайцы считали львов священными животными, способными изгнать демонов и злых духов. Сюжетом архитектуры они стали после того, как в стране в начале нашей эры распространился буддизм. Есть такая старая туристическая игра: считать львов, высеченных на колоннах старого моста Лугоуцяо в предместье Пекина. Это не так просто: маленькие львята часто скрываются под лапами матерей. Тридцать лет назад появилась официальная цифра — 485. Но прошло немного времени, и дотошный посетитель обнаружил еще одного спрятавшегося львенка.

   Если вы хотите принять участие в игре, садитесь на автобус N 339 от городских ворот Гуаньаньмэнь. Расположенный в 20 километрах к западу от Пекина на реке Юндинхэ этот мост интересен не только львами. Он знаменит тем, что в июле 1937 года японские войска спровоцировали здесь инцидент, который использовали как повод для расширения агрессии против Китая.

   Всего в Пекине более 10 тысяч скульптур царя зверей. Самые большие изваяния хищников смотрят на площадь Тяньаньмэнь — площадь Ворот небесного спокойствия.

   Прогулка по пурпурному Запретному городу (теперь это музей Гутун) — одно из самых больших удовольствий для туриста. Он начинается за выходящими на площадь высокими воротами. Город в сознании китайца не отделим от стены. Некогда стены делили Пекин на четыре части: внешний, внутренний, императорский, запретный города. Стены запретного города пурпурной окраски. Считалось, что это цвет полярной звезды, которая, по представлению древних китайцев, была центром Вселенной. Простолюдину запрещалось приближаться к запретному городу, он мог лишь любоваться золотистыми крышами бесчисленных дворцов. Строительство его началось в начале XV века и продолжалось 20 лет. Четыре столетия он служил дворцом для китайских императоров.

   Число помещений здесь — 9999. Это не случайно. Императоры очень любили цифру 9, по-китайски она звучит так же, как слово "вечный". Императоры настаивали, чтобы массивные ворота их дворцов украшали два ряда медных шарообразных ручек — девять по вертикали, девять по горизонтали. Цифра семь - символ сердечности и число ступеней многих лестниц равно или кратно семи.

   Чтобы ощутить красоту Гугуна воспользуйтесь советом древних: "не надо делать лишних движений, не надо держать в голове суетные мысли".

   В 60 километрах от города начинается Великая китайская стена, одно из чудес света (американские астронавты уверяют, что это единственный объект, построенный человеком, который виден с Луны). Созданная в древности для защиты от набегов варваров, она отделяла оседлый крестьянский уклад китайцев от кочевого образа жизни пришельцев. Стена протянулась на 6 тысяч километров от побережья Желтого моря на востоке до местечка Линтяо на западе, в провинции Ганьсу. Туристов обычно возят на Бадалин, отреставрированный участок километра в два длиной. Реже посещают другой участок — Мутяньюй. Здесь наверх ведет лестница с более чем тысячью ступеней. А для тех, кто не любит пешие восхождения, построена канатная дорога.

   Вечерами, когда рестораны закрываются (кстати довольно рано) можете нанять рикшу и посмотреть ночной Пекин. Ночная прогулка (в том числе и пешая) безопасна.